Платформы

Платформы. Платформы обычно противопоставляют геосинклиналям как области меньшей подвижности земной коры и выделяют два их типа: материковые платформы, или эпейрократоны, и океанические платформы, или талассо-кратоны (от греч. epeiros — суша, thalassa — море, нем. Kraton — платформа), между которыми нет ничего общего, кроме сходства режимов колебательных движений.

Материковые платформы всегда возникают на месте геосинклиналей, утративших тектоническую активность и превратившихся в складчатые области. Поэтому характерной структурной особенностью материковых платформ является двухъярусное строение. Нижний ярус любой материковой платформы — ее фундамент — представлен эродированной складчатой областью, несогласно перекрытой полого залегающими и лишь местами слабо дислоцированными породами верхнего яруса — платформенного чехла. Платформенный чехол на некоторых участках платформ может быть уничтожен эрозией и на поверхность могут выходить породы фундамента. По предложению А. Д. Архангельского крупные участки платформ, лишенные платформенного чехла, называются щитами, а участки, на которых чехол сохранился, плитами.

Н. С. Шатский предложил называть платформы по возрасту их складчатого фундамента с приставкой «эпи» (над) или «после», т. е. по времени появления платформы как таковой. Например, Русскую и Сибирскую платформы он назвал эпипротерозойскими, Скифскую — эпигерцинской и т. д.

Тектонические структуры платформенного чехла резко отличаются от структур складчатых областей по отсутствию линейных складок и пологому залеганию осадочных и вулканогенных пород, лишь в некоторых, относительно небольших районах нарушенному проявлениями конседиментационной (прерывистой) складчатости. Разрывные нарушения проявлены широко, но основная их масса сосредоточена в фундаменте платформ.

К числу крупных платформенных структур относятся сложные грабены, отграниченные от смежных с ними участков плит системами глубинных разломов, названные в 1961 г. акад. Н. С. Шатским авлакогенами. Размеры крупных авлакогенов около 1000 км в длину и 100—200 км в поперечнике (рис. 191).

Авлакогены — одна из основных особенностей платформ, их значение в формировании платформенных структур очень велико. Уже в протерозое они разбили древние щиты на отдельные массивы, фиксировали участки чрезвычайно длительного устойчивого прогибания и накопления осадков, выделенные еще в 1903 г. акад. А. П. Павловым под названием синеклиз ,(см. с. 450).

А. А. Богданов назвал верхнепротерозойские авлакогены ранними, а заложенные в фанерозое — поздними. Авлакогены выполнены континентальными и прибрежно-морскими терригенно-доломитовыми и вулканогенными породами, почти не метаморфизованными и слабо дислоцированными, отложенными при очень быстром прогибании поверхности. Эти породы ложатся с резким угловым несогласием на протерозойские и архейские у породы кристаллического фундамента платформ. По разломам, ограничивающим грабены авлакогенов, внедрялись штоки и дайки основных пород и проникали эффузивы и пирокласты габбро-диабазового состава. Мощность пород, выполняющих авлакогены, от сотен до первых тысяч метров.

Прогибание земной коры, вначале приуроченное к собственно авлакогену, в дальнейшем охватывало огромные пространства синеклиз, имеющие сотни километров в поперечнике и распространяющиеся на многие десятки тысяч квадратных километров. Это очень пологие прогибы. Наклон слоев на крыльях синеклиз измеряется долями градуса, или немногими метрами на километр. При этом характерно несколько более крутое падение «глубоко залегающих слоев и относительно пологое верхних. Мощности слоев больше в центральных частях синеклиз и уменьшаются на их крыльях.

Синеклизы ограничены крупными поднятиями — антеклизами, в сводах которых не только резко снижается мощность слоев, выполняющих смежные синеклизы, но может отсутствовать и весь осадочный чехол (на поверхность выходит кристаллический фундамент).

Синеклизы и антеклизы — крупнейшие структурные формы платформ очень древнего заложения, сложного и длительного развития. Очень важно подчеркнуть изумительную устойчивость областей прогибания и седиментации, которая сохраняется в течение сотен миллионов лет так же, как и существование устойчивых областей воздымания — антеклиз.

Среди крупных прогибов платформ особое место занимает глубочайшая в мире Прикаспийская впадина, расположенная в юго-восточной части Русской платформы, от которой она отделена крупными разломами фундамента, выраженными в платформенном чехле флексурами и сбросами. От Урала и кряжа Карпинского (с востока и юга) Прикаспийская]впадина также отделена разломами. По данным глубинного сейсмического зондирования мощность платформенного чехла в центральной части впадины достигает 18—25 км. По амплитуде прогиба земной коры Прикаспийская впадина сравнима с котловинами Черного и Каспийского морей, с которыми она сопряжена.

Крупнейшие структуры платформ — авлакогены и связанные с ними синеклизы, антеклизы, а также глубочайшие депрессии типа Прикаспийской впадины — отражены не только в структурах платформенного чехла и фундамента, но и в строении всей земной фры. Например, в Днепровско-Донецком авлакогене, ограниченном с боков глубинными разломами, заложенными в девоне — раннем карбоне, отмечается подъем поверхности Мохоровичича (т. е. вспучивание мантии) за счет уменьшения мощности базальтового и гранитного слоев земной коры. Еще более значительные изменения строения земной коры обнаружены под Причерноморской впадиной. Оказалось, что в центральной части впадины поверхность фундамента Русской платформы погружается местами до 18—25 км. На этих глубинах «гранитный слой» отсутствует и платформенный чехол лежит непосредственно на «базальтовом слое». Поверхность Мохоровичича, как и в Днепровско-Донецком авлакогене, воздымается к центру Прикаспийской впадины от 35—38 до 30 км, т. е. раздел Мохоровичича поднимается на 5—8 км, а мощность коры снижается местами до 5 км. Изменения состава и мощности земной коры объясняют по-разному. Одни исследователи связывают это с растяжением коры, другие — с эрозией (предполагается, что прэгибанию предшествовало интенсивное поднятие и эрозия уничтожила «гранитный слой»), третьи — с базификацией «гранитного слоя» (погруженная кора была интенсивно инъецирована железо-магнезиальными магматическими расплавами и приобрела физические свойства «базальтового слоя»).

Все структуры — от крупнейших до мелких — взаимосвязаны: авлакогены разбивают древние щиты на отдельные массивы, а их формирование завершается образованием синеклиз; валы, как правило, осложняют си-неклизы, а сами осложнены брахиантиклиналями и куполами. Н. Н. Форш (1953 г.) подметил, что валы на Русской платформе всегда резко асимметричны: с одним пологим, иногда еле заметным крылом, а с другим крутым, флексурообразным (углы падения слоев до 20°). При этом валы обычно вытянуты параллельно крыльям антеклиз и крутое крыло обращено в сторону соседней синеклизы. Н. Н. Форш пришел к выводу, что валы отражают ступенчатые разломы, осложняющие крылья синеклиз. К аналогичным выводам пришел и В. В. Белоусов, подметивший, что валы расположены параллельно изопахитам (линиям, соединяющим точки с одинаковыми мощностями осадков), т. е. параллельно границам антеклиз и синеклиз.

Вернуться назад к оглавлению "Общая Геология. Основы Геологии."

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>