Остров Врангеля – родильный дом белых медведей

Остров Врангеля. Почти весь год этот остров скован льдами — суровая зима с жестокими морозами и ураганными ветрами длится с сентября по май. В это время здесь царит ночь, лишь изредка озаряемая причудливыми сполохами полярного сияния. Короткое зябкое лето с заморозками и снегопадами не успевает отогреть остров, хотя солнце светит без устали, не скрываясь за горизонт круглые сутки. Земля в этих местах не только холодна, как лед. Она на большую глубину буквально пронизана никогда не тающим льдом — вечная мерзлота захватила долины речек, лежащие между горными хребтами обширную тундру на севере, все южное побережье.

Многие здешние дети видели кусты и деревья только на картинках. А их родители работают... лесниками, лесничими, носят форменную одежду с дубовыми листочками. Это сотрудники заповедника — редкого, особого, непохожего на другие.

Было время, когда о существовании этого острова лишь догадывались. Слухи о Большой земле, лежащей к северу от Чукотки, доходили до русских первопроходцев еще в XVI веке. Однако подтвердить их долго не удавалось — непроницаемые туманы, сшибающие с ног ветры, облака, цепляющиеся за торосы, не пропускали людей к острову. Только в начале прошлого  века адмирал  Врангель, возглавлявший экспедицию для поисков северных земель, довольно точно определил местоположение острова в Северном Ледовитом океане по опросным данным, собранным у местного населения. Позднее, когда координаты острова были уточнены, он был назван именем первопроходца этих трудных полярных широт Фердинанда Петровича Врангеля.

Больше ста лет после того, как остров появился на карте, он оставался необитаемым. И когда в 1926 году здесь высадились советские полярники, для зимовщиков и прибывших с ними нескольких семей эскимосов и чукчей началась жизнь, полная неожиданностей и открытий. Никто не знал до этого, что на острове есть крупная колония почти исчезнувших в мире белых гусей, что именно здесь устраивают моржи свои лежбища — столь обширные, что подобных не сыскать во всем мире, что облюбовал эти места и сам хозяин Арктики — белый медведь. Оказалось, что этот небольшой, насквозь продрогший клочок суши на стыке Восточно-Сибирского и Чукотского морей — надежное, а порою и единственное убежище для многих видов зверей, птиц, насекомых.

Еще совсем недавно — до создания заповедника—с острова вывозилось до пятидесяти тысяч гусиных яиц. Такое хищническое отношение к природе не прошло даром, и только организация заповедника в 1976 году изменила положение. Дело не только в том, что теперь здесь ничто не угрожает редким и исчезающим видам животных и растений. Гордость страны, заповедник ценен еще и тем, что если на материке ученые пытаются сохранять островные экологические системы, то на острове Врангеля ничего не надо делать искусственно, а просто оставить все, как есть, и конечно, охранять.

Богата, интересна и по-своему прекрасна природа на острове, затерянном в ледяной пустыне. Зимой, под покровом снега и льда, кажется он безжизненным. Но как только пригреет солнце, земля сбросит зимнее оцепенение — происходит чудо. На пригорках появляются фиолетовые цветки камнеломки, голубые незабудки, золотистыми фонариками зажигается ледяная инверсия. Над ними покачиваются на тонких ножках желтые венчики полярных маков. Всего несколько теплых дней — и вспыхнула маками вся тундра. На всю гор, там, где стыли ледяные потоки длятся островки жизни. Это лишайники самые неприхотливые из растений, красные, желтые, зеленые, оранжевые, цветов и оттенков, они расцвечиваю яркими пятнами скалы, покрывают р. цветным ковром скудный слой почв вечной мерзлотой.

В центре острова, где слабее сур дыхание Ледовитого океана, растительность еще обильнее. Там встречаются даже небольшие деревца — кустарниковые ивы, то стелющиеся по земле, то возвышающиеся над ее поверхностью на 50—70 сантиметров. Всего на острове Врангеля около сотен видов растений.

Богат и животный мир. Остров Врангеля часто называют родильным домом белых медведей.

Остров Врангеля — не  только родильный дом, это своеобразные ясли для медвежат. Здесь они делают первые шаги, с любопытством всматриваются в новый для  них мир, и развиваются, приобретают навыки самостоятельной жизни. Очень важно, в этот период ничто не мешало медведицам — заботливым и самоотверженным матерям — вырастить и обучить свое потомство.

Численность белых медведей резко сократилась в середине нашего века, когда безлюдная прежде Арктика стала бурно осваиваться и развиваться. Участники многочисленных экспедиций и обитатели полярных станций, пораженные обилием зверей, убивали их десятками — не для пропитания, а ради красивой шкуры или просто из спортивного интереса. Хозяин Арктики, ее живая эмблема, оказался на грани вымирания. Это не могло не вызвать тревогу. Белый медг ведь — украшение, гордость нашего Севера, наше национальное богатство, уникальный объект для научных исследований по проблеме приспособления организма к условиям жизни на Севере. Богатство, которое необходимо сохранить — и для себя, и для будущих поколений.

Первым шагом в этом направлении было запрещение охоты на белого медведя, он был занесен в Красную книгу. Мера эта принесла хорошие результаты — численность вида перестала уменьшаться. Но чтобы отвести угрозу вымирания вида — на всей планете осталось всего 10—20 тысяч представителей,— одной ее оказалось недостаточно. Нужно было обеспечить животным необходимые условия для жизни, дать им возможность в естественных условиях производить на свет и воспитывать свое потомство. Стало очевидно, что не только охотники, но и люди вообще не должны беспокоить зверя в местах размножения, изменять сложившиеся природные условия.

В главном «родильном доме» — на острове Врангеля — ничто не нарушает покой будущих матерей. Не только все виды хозяйственной деятельности, но и пребывание людей в районе берлог здесь запрещено. Исключение делается только для научных работников, изучающих жизнь этих удивительных животных, которые обитают в самом суровом районе планеты. В заповеднике ученым предоставлена уникальная возможность для наблюдений в естественных условиях. И не только за белым медведем.

С наступлением теплых дней сюда прилетают птицы. Белые гуси, гаги, поморники, канадские журавли, пуночки и много других видов строят гнезда, спешат вывести потомство. Круглые сутки не умолкает шум на птичьих базарах.

Земля изрыта норами и ходами леммингов. Где много леммингов, там и песцы. Иногда забредают с материка и росомахи.

Лишь реки, наполненные ледяной водой, безжизненны. Зато в морских бухтах жизнь так и кипит. Кроме моржей, у берегов встречаются лахтак и нерпа.

Есть на острове и крупные млекопитающие — северный олень и овцебык, завезенные людьми с материка. Они прекрасно приспособились к новым условиям, стали даже крупнее и упитаннее своих родственников на материке—не такой уж скудной оказалась растительность в этих полярных широтах. Ягель — олений мох (на самом деле не мох — лишайник), покрывающий всю тундру, в зимнее время служит почти единственной пищей оленей.

Медвежья семья выходит из берлоги, как только малыши оказываются в состоянии передвигаться самостоятельно. Следующие несколько дней отощавшая за зиму медведица не решается далеко отходить от берлоги и питается только тем, что удается извлечь из-под снега,— прошлогодней травой, лишайниками, мхами. Эти первые и очень важные дни посвящаются главным образом знакомству медвежат с новой для них средой; они откапывают ягель, затевают игры. Возвышение у входа в берлогу служит им горкой, на которую они взбираются, а затем скатываются вниз. В дальнейшем эти игры усложняются: медвежата съезжают на брюхе с ближайшего ледяного склона, расставив задние и передние лапы — очевидно, подражая матери, которая спускается вместе с ними. Иногда медведица, стоя у конца спуска, ловит своих медвежат, всякий раз как они скатываются к ней, вывалявшись в снегу. Медвежата очень послушны. Некоторые ученые даже считают, что мать к умеет переговариваться с ними.

В первые дни семья возвращается в берлогу на ночлег, затем медведица со своими двумя же тремя медвежатами навсегда г дает берлогу, чтобы всю жизнь кочевать и охотиться среди бескрайних лед полей Арктики, лишь изредка укрываться от суровых метелей в снежных сугробах за торосами.

Но родильные берлоги не пустуй осенью здесь устраиваются другие медведицы, а весной снова покидают со своим потомством.

Почти все медвежата, рожденные и выпестованные в заповеднике, беспрепятственно покидают остров. Матерей при этом, разумеется не убивают. Их усыпляют на время, выстреливая в них из специального ружья пулей со снотворным. Этим прием пользуются и в тех случаях, когда в научных целях нужно осмотреть, взвесить его или прикрепить яркий пластмассовый oошейник, жетон с номером, а иногда и портативный радиопередатчик. Метки помогают ученым следить за передвижениями медведей, изучать их жизнь за пределами заповедника.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>